Ночь накануне Пасхи

Ночь накануне Пасхи

Сегодняшнее (30 апреля 2016 года) наблюдение было чётко спланированной акцией. Я заранее продумал программу, начертил в специальной тетрадке контуры созвездий, отметил линии, по которым найти искомые объекты будет проще всего. Меня интересует только положение, название и яркость дипскаев. Для некоторых низко висящих южных светил записываю также время их кульминации, чтобы определить час ночи, в котором они достигают высшей точки над горизонтом, когда наблюдать их удобнее всего.

В течение пары часов сделал несколько простых эскизов, которые не отличаются великой точностью. Рисуя, одновременно запоминаю, выбираю ориентиры, для того, чтобы во время наблюдений полагаться, в основном, на зрительную память.

Мое стремление — увидеть как можно больше объектов из каталога Мессье, когда-нибудь собрать их полную коллекцию. Поэтому сегодня моей основной целью является наблюдение галактик расположенных в богатой области между звездами Виндемиатрикс (ε Vir)  и Денебола (β Leo). Там расположены такие звёздные материки, как М 60, М 90, М 87, М 86, М 48… Данный район «кишит» также множеством галактик не вошедших в каталог Мессье, но получивших номер в новом общем каталоге NGC.

Свет далёких галактик идет к нам очень долго и в конце своего пути оказывается весьма слабым. Поэтому для знакомства с миллионами миллиардов звёзд необходимо выбрать тёмное место. Я отправляюсь в свой излюбленный закоулок. Он имеет кодовое название «Заповедник теней». Это то самое место, из которого я наблюдал лунное затмение в сентябре прошлого года. Из-за своего удобного расположения оно стало традиционным местом моих ночных вылазок. К тому же, ночь накануне Пасхи обещает быть ясной (по крайней мере, в первой своей половине). А стареющая Луна выставит из-под горизонта свои «рога», лишь после полуночи.

Когда знакомлюсь с какой-либо небесной достопримечательностью — лучше не читать о ней слишком много. Постараться запомнить наименование, основные характеристики, способ нахождения. Чтобы при первом свидании взглянуть на нее первобытным взглядом, не отягощенным чужими предрассудками. Скажем, я впервые вижу туманное облачко под именем М 60 в созвездии Дева. Вглядываюсь в него, стремлюсь рассмотреть это робкое свечение, найти в себе отклик. «Услышать» уникальный, таинственный «шёпот», выбрать эмоцию наиболее подходящую к этой скрытой красоте. Если фосфоресцирующее пятнышко в небе напоминает едва распустившийся цветок фиолетового мака — значит, так тому и быть. Я сейчас в роли первооткрывателя, свободен от навязанных аналогий. Впервые стою на пороге неизведанной Вселенной, впервые прикасаюсь к её тайнам.

Созвездие Дева. Мессье 87

Лишь вернувшись домой, когда приходит время разложить и систематизировать впечатления, я обращаюсь к общепринятой терминологии. Чтобы не иметь путаницы в себе, и дать возможность другим людям понять меня, насыщаю свои воспоминания интересными фактами, которые порой не укладываются в голове. Связываю воедино, упиваюсь многими легендами и историями по этому поводу. Пытаюсь представить численные и временные масштабы. Чтобы в следующем наблюдении вернуться к этому объекту, еще раз на него посмотреть, уже обладая некоторым багажом знаний, понимая, как на протяжении столетий к этому объекту с трепетом прикасались многие умы гениев, мыслителей. Сейчас я вижу те же картины, могу представить какие чувства, посещают при этом каждого интересующегося наблюдателя. Все чувствуют примерно одно и то же, и в этом есть какая-то общность.

Множество галактик, отослали мне свои «приветы», в то время, когда по молодой Земле бродили динозавры. И вот, запоздалая почта световой скорости, только сейчас вручила мне далёкое послание.


Наступило 30.04.16. 20:30;

Небо: абсолютно ясное, ни единого облачка, нет дымки или каких либо замечаний;

Ветер: полный штиль;

Температура: + 15°C;

Влажность: 70%.

Провел тщательную ревизию снаряжения, чтобы ничего не забыть. Взял с собой: Телескоп: Sky-Watcher 1309 EQ2; комплектный окуляр 25мм; комплектный окуляр 10мм; бинокль Comet 10×50. Аксессуары: налобный фонарик с красным светодиодом и регулировкой яркости; резервный налобный фонарик; резервный налобный фонарик большой яркости с регулируемой точкой фокуса; ручной походный аккумуляторный фонарик с возможностью использования рассеянного света в качестве настольной лампы; самодельная противоросная бленда, свернута из жесткого линолеума длинной 200 мм; механическая «дуйка» для разжигания мангалов (использую для осушения окуляров); журнал астронаблюдений; несколько шариковых ручек (в свете красного фонарика черный, синий и зеленый цвета пасты становятся малоразличимыми, а красный бледнеет); парочка простых карандашей и подстругачку, деревянная линейка и прямоугольник.

Документация:

Комплект астрономических карт, каждую из которых я когда-то распечатал на четырёх листах, потом эти листы обрезал и склеил внахлёст (по допускам, как клеят фотообои). Получившиеся большие листы заламинировал скотчем с двух сторон. Они получились достаточно большие и крепкие, не боятся ни ветра ни росы. И очень пригождаются (скачать).

Книги:

«Перлини зоряного неба» ББК 22.66 527 К49 Климишин И. А. Жемчужины звездного неба. -: Радянська  школа, 1981. – 4,5л. – 45к 65000 экз. 70803. 4802000000

«Иллюстрированная энциклопедия. Планеты и созвездия» ББК 22.65 В82 – СПБ: «СЗКЭО», 2011. – 208 с. ил. ISBN 978-5-9603-0153-4

«Астрономический атлас» УДК 52 ББК 22.6  А91  — Минск: Попурри, 2012. – 232 с. : ил. ISBN 978-985-15-1487-4

Взял с собой очень много теплой одежды. Бесчисленное количество олимпиек, курточек, теплую обувь и даже сменные носки. Определил на собственной шкуре, что если осталось свободное место в багажнике, никогда не помешает заполнить его одеждой, ничего страшного, если она не пригодится, намного хуже если нечего одеть. Ощущение холода непоправимо портит настроение и часто заставляет преждевременно закончить наблюдения. Лучше одеться как луковица, чем всю ночь дрожать как осиновый лист. Желательно также не забыть термос с горячим чаем и авоську с ночным перекусом.


Выехал в 21:00, прибыл на место в 21:21.

Здесь меня ждало некоторое затруднение. То поле, которое когда-то было чёрным паром, сейчас оказалось засеянным пшеницей. Посевы сочно зеленели, возвышаясь пятнадцатисантиметровой щетиной над чёрной плодородной землёй. Топтать такую прелесть «язык не поворачивался», даже думать об этом стыдно. Остановившись у края поля, я выбежал из машины совершенно неготовый к такому повороту событий. Другого места я еще не предусмотрел. Взволновано нарезал пару кругов вокруг машины, в нерешительности зашел на несколько метров в поле, пробуя упругость грунта. Улыбнулся фонарям далёкой деревне, которые просвечивали сквозь, еще не одетую посадочку, так напугавшей меня прошлой осенью.

Надеюсь, что эту статью не прочитает ни один местный фермер, так как я совершил не очень хороший поступок. Дело в том, что на обочине с двух сторон меня окружали сошедшиеся клином лесополосы, а с третьей вились по небу провода проходящей вблизи линии электропередач. Чёрными тенями, они резали небесную панораму на противные полоски, создавая впечатление клетки над головой. Как я уже сказал, запасного «аэродрома» у меня тогда не было.

Есть одна мудрая пословица «Когда хочется — это хуже, чем болит». Поэтому, не без угрызений совести, с выключенными фарами я медленно направил машину в «зелёное море». Ехал по отличному «газону» вдоль движения сеялок. Колёса проходили по узкому междурядью, практически не затаптывая будущих колосьев, и не оставляя заметной колеи. Я честно старался минимизировать ущерб. Если даже где и придавил в дороге, то надеюсь, молодое гибкое растение легко оправится от этой неприятности.

Тем временем, как лодочка в море, моя машина тихо кралась в сгустившихся сумерках к самому центру поля.  — Гулять так гулять, — подумал я. И позволил себе остановиться лишь в том месте, откуда ближайшая посадка выглядела узкой чернеющей полоской.

Я оказался в центре огромного зелёного квадрата, одна сторона которого составляла не менее километра. Проезжавший по обочине человек не сразу бы заметил чёрную точку легкового автомобиля, затерявшуюся посреди зелёной нивы. В самом деле, что делать легковушке ночью посреди пшеничного поля? Зато я оказался посреди неизмеримых просторов. От широты и величия панорамы перехватывало дыхание. На таком ровном «столе», края которого удалены от тебя на полтысячи метров в любом направлении, начинаешь остро осознавать свое сходство с букашкой. Но это лишь прелюдия к широте того океана, который распахнулся у меня над головой.


Оправившись от легкого головокружения, начал распаковывать оборудование. Сегодня не будет никакой электроники. Чтобы сберечь адаптивность зрения, пообещал себе не смотреть даже в экран телефона. Вечер визуальных наблюдений, единения с природой, бес всяких фотографических трофеев, так сказать, наблюдения для души.

Отсветы вечерней зари практически угасли. Даже на таком открытом месте не было дуновения ветерка. Все травинки застыли в неподвижности. Тишина тоже сверхъестественная. В полуметре от переда автомобиля я установил телескоп и сразу надел на него бленду, подстраховываясь от ночного тумана. На капоте развернул непослушные карты: от долгого свернутого лежания в тубусе они слегка скручиваются, пришлось придавить их книгами по углам.

Наконец, все готово, присел на край капота отдохнуть. Тепло остывающего двигателя передалось металлу, он согревал меня. Возле треноги во время установки инструмента пшеница примялась к земле — телескоп оказался в центре круга диаметром около полутора метров. На колее по движению машины стебли быстро поправятся, а следы станут невидимы. Но на этом «пятачке» предстоит «танцевать» всю ночь. «Проплешина» останется, вплоть до сбора урожая. Пусть, усталые комбайнеры поломают голову над тем, откуда появился этот таинственный знак.

21:55 – Приступил к наблюдениям:

Долго фокусировался по случайным звёздам. Наблюдая дипскай объекты, в виду их малой яркости, использую только 25мм окуляр. Решил не менять его, чтобы вновь не терять резкость до восхода Марса и Сатурна. Вот тогда для наблюдения планет и воспользуюсь 10мм окуляром. Когда достиг приемлемой картинки, приступил к поиску достопримечательностей согласно подготовленной программе.

М68 — Если продолжить к югу (вниз) линию, соединяющую звезды Альгораб (δ Crv)  и Краз (β Crv) в созвездии Ворон, то в конце отрезка, вдвое меньшего, чем расстояние между этими звёздами, и чуть-чуть восточнее можно наткнуться на это шаровое звёздное скопление. Его звездная величина8,2m. Навел на него трубу. Оно не обладало чрезмерной яркостью, однако сегодня не казалось и тусклым снежным комком. Звёзды не разрешались, но светлое симметричное пятнышко казалось белым и бархатистым, как помпончик на шапке у гномика.

Шаровое скопление М 68

22:03 – От звезды Краз (β Crv) провожу прямую к Арих (γ Vir) — на середине этого отрезка, чуть восточнее, расположилась известная галактика (М 104) Сомбреро. Чётко угадывается в виде продолговатого пятнышка. Если о-о-о-очень долго смотреть на него, кажется, что оно действительно похоже на сомбреро. Думаю, этот стереотип навеян снимками Хаббла. Мои глаза хотят видеть в небе мексиканский головной убор, несмотря на то, что апертуры явно маловато.

22:34 — Оказался в области между Виднемиатриксом и Денеболой. У них творится что-то невероятное. Среди мелких звёзд, то тут, то там проступают диффузные пятна, облачка, иногда разглядеть ничего нельзя, но есть твёрдая уверенность, что именно в этом месте никак не пусто. Сначала я думал, что сбилась фокусировка, и звёзды утратили резкость. Может, запотело стекло окуляра. Однако, при наблюдении других участков, всё становится нормально.

Кажется, я нашел М 60, М 59, М 58, М 89. Дело в том, что кроме этих, просматриваются, еще много галактик послабей. Возможно, перепутал галактики между собой, так как в нарисованную мной цепочку вклинивались новые ориентиры существование которых я не учел. И хотя картинка была лучшей из когда-либо виденных мной — не уверен, что всё правильно осознал. Обязательно «картографирую» этот район получше, попробую ещё раз разобраться в этом удивительном изобилии галактик, хотя бы для того, чтобы правильно именовать каждую.

22:41М 83 или Южная вертушка, наступает кульминация около 22:40. Не был уверен, что вообще смогу ее найти. Висит низко в засвеченной части неба. Звёздный континент вертится на пол пути и чуть западнее, от Менкента (θ Cen) к Hya). К моей радости найти галактику оказалось даже проще, чем ее северную теску — М101.

22:48 — Отыскал М 64 — овальное пятнышко. Довольно яркая чтобы не возникло сомнений в правильной её идентификации.

22:49М 53 — бархатистый помпончик на шапке у весёлого эльфа, его яркость приятно поразила.

22:52М 3 — старый знакомый, хорошо вновь насладиться зрелищем яркого шаровичка.

Несколько минут назад заметил на северном горизонте редкие тучи. Двумя тонкими полосками тьмы вырисовывались они на фоне мерцающей звёздной пыли. Сейчас уже весь северный край неба кутался во мраке, тучи стремительно пожирали расстояние, двигаясь ко мне. Стало ясно — счёт идет не на часы, а на минуты. Пришлось корректировать программу наблюдений.

Попытался найти М 51 или «Водоворот», Но было слишком поздно. Жестокие облака заволокли её прежде, чем я успел направить на неё трубу.

В срочном порядке сменил окуляр на 10 мм. Начал наслаждаться Юпитером и его верными спутниками. Несколько мгновений он выглядел великолепно. Как блистающая новогодняя игрушка, но внезапно начал катастрофически терять яркость. Нет. Не потонул в клубах тумана, как можно было подумать. Вся картинка стала стремительно меркнуть. Былое великолепие превратилось в бледность, а затем исчезло на глазах.

В панике прицелился на Марс! Планета только-только показалась в голых ветках далекой лесополосы. Возле нее мерцала такая же оранжевая звезда Антарес. Я навёлся на планету, но удалось увидеть только бесформенное, колеблющееся пятно яркого красноватого оттенка. Колышущиеся, поперек луча зрения ветки, вносили чудовищные искажения.

Еще восточнее и ниже Марса, запутался в кустах подлеска Сатурн. Он только-только оторвал свои кольца от горизонта. Застрял меж стволов, не добравшись даже до крон деревьев. Я не стал утруждать себя бесполезными попытками его разглядеть.


Полулежа, оперев спину на остывший капот, обратив лицо вверх, я расслабленно наблюдаю, как опускающееся забрало облаков, стремительно отсекает мне вид на Вселенную. Это похоже на приливную волну. Накатываясь с севера, «барашки» облаков еще имеют тёмный окрас, но становятся все светлей и светлей по мере приближения к южному краю. Огромный, скрытый за холмиком «ночной светильник», располагаясь на земле, без устали светит в небо. Это же мой родной посёлок. Курчавые облачка окрашиваются бледно оранжевым светом, проплывая над ним. Теперь я понял, что такое глобальная засветка. Это когда не видя самих уличных фонарей ты всё же ощущаешь их совокупный свет даже на дистанции до десяти километров. В безлунную ночь, кажется, что взошла Луна, она, будто бы просвечивает сквозь облака. Становятся четко видны очертания предметов. Автомобиль, телескоп, аксессуары. Все купается в ровном приглушенном свете, который льётся из неоткуда. В то же время, в разрывах облаков чернеют мраморные прожилки космоса. Инкрустированные в черноту бриллианты звезд всё так же неистово пылают, подглядывая за нами сквозь щели. Такого эффекта при полнолунии не бывает. Индустриализация украла у меня тёмное небо. Теперь ничего не остается как в погоне за чудесами вытаптывать хлебные посевы. Оправдывался я, баюкая никак не унимавшуюся совесть. Ведь привык считать себя «хорошим парнем», а сейчас, по сути, занимаюсь вредительством и хулиганством. При чем делаю это по непонятным для 99% людей причинам. Если бы я застукал такого «парня» у себя на участке, считал бы вполне справедливым, набить ему морду. Никакие сомнительные пословицы меня бы не урезонили.

22:58 — сворачиваю оборудование. При свете фар, как каравелла в открытом море, моя машинка движется, к грунтовой дороге на краю поля, оставляя за собой лишь загадочный круг вытоптанной пшеницы и еле заметный кильватерный след. Я не боюсь быть замеченным сейчас. Как только я выеду на грунтовку, поймать меня на горячем, с поличным, в таком дурацком положении, уже не удастся. Даже если свет фар заметят и ко мне направятся гипотетические «сторожа» — они не успеют прибыть на место раньше, чем я достигну грунтовой дороги. После этого, естественно, я буду все отрицать. Если только у меня не откажет двигатель или я не застряну в какой-нибудь скрытой трясине. Вот тогда у меня могли бы быть проблемы. Но такой плачевный вариант пришёл мне на ум лишь только во время написания этих строк.

Как бы то ни было, этой праздничной ночью, с чувством озорного ликования, удовлетворения я благополучно достиг дороги, а затем своего дома. Несколько часов удалось поспать, а потом, рано утром, еще до рассвета, хватило сил, отправится в церковь, по традиции посвятить пасочки и принести домой пасхальный огонёк.

Кстати, новое место для наблюдений я уже подыскал. Это пустырь, он находится немного дальше, чем пшеничное поле, на нём не удастся вытоптать ничего кроме сорной травы. Надеюсь, там будет также темно по ночам. Назову его «Заповедник теней — 2».